Домой Новости Бахром Хамроев о свободе слова в Узбекистане

Бахром Хамроев о свободе слова в Узбекистане

Эксперт Бахром Хамроев увидел изменения в Узбекистане, но не заметил свободу слова

Он подчеркнул, что не стоит ждать радикальных изменений от «старой гвардии».


Понятие свободы слова в той или иной стране часто было больше, чем просто элемент демократии и гражданского общества. Цензура в СМИ, задержание активистов, участников митингов, «орда» политических заключенных — все это может стать и поводом для развязывания конфликтов внутри страны и возможностью для давления со стороны западных стран. Например, во времена президента Ислама Каримова крупные иностранные компании и банки обвиняли его режим в нарушении демократических норм и покидали республику. Приход нового лидера — Шавката Мирзиеева был «пропитан» духом либерализма. Редакция CentralAsia.news решила выяснить, как теперь обстоят дела со свободой слова в Узбекистане.

Другой Каримов

Не секрет, что ряд оппозиционеров, журналистов в 90-х годах прошлого века поплатился свободой за критику в СМИ в адрес первого президента Ислама Каримова. Наказывали и депутатов первого парламента независимой уже страны, которые принимали Декларацию о суверенитете, создавали Конституцию, за то, что смели критиковать деятельность главы государства. Даже своего родственника-журналиста после критических заявлений и публикаций Каримов распорядился отправить в психбольницу на лечение.

По одной из теории согласно публикациям, первый президент до 1994 года менее болезненно реагировал на критику, стараясь сосредоточиться на эффективной работе, нежели на сведении счетов. Иными словами, с него могли спросить за ситуацию в государстве — он это учитывал при принятии решений. С середины 90-х Каримов стал делить людей на «друзей и врагов», сосредотачивая полноту власть в своих руках и вытесняя инакомыслящих.

«Либеральный ветер» Мирзиеева

Руководитель Общества политических эмигрантов Центральной Азии Бахром Хамроев в беседе с корреспондентом CentralAsia.news выразил мнение, что с приходом Шавката Мирзиеева на пост президента в Узбекистане есть некоторые изменения. Эксперт констатировал, что нынешний лидер страны призывал журналистов не бояться высказываться, критиковать действия властей. Однако реальных фундаментальных сдвигов касаемо свободы слова в Узбекистане нет. Хамроев подчеркивает, что не удивлен этим, ведь Мирзиеев сам участвовал в создании системы в годы правления Каримова, возглавляя правительство с 2003 по 2016 годы.
«Что касается цензуры, то в прямом смысле ее, конечно, нет. Материалы не проходят предварительного одобрения в каких-либо государственных органах, однако повторюсь, сами СМИ в Узбекистане находятся на положении исполнительных органов, а журналисты — чиновников. Даже СМИ и журналисты, не находящиеся на государственном финансировании, вынуждены ориентироваться на ожидания властей, и никто не рискует идти им вразрез. Так называемая „редакционная политика“ с успехом заменяет собой цензуру», — прокомментировал Бахром Хамроев.

Новый лидер, но старые кадры

Эксперт подчеркивает, что в узбекских СМИ, по сути, нет обновления кадров. Трудятся те, кто уже привык к надзору спецслужб при периоде Каримова. Есть ряд молодых блогеров, но и они пишут только хвалебные материалы о политике Мирзиеева. Ну и освоению интернет-пространства стало уделяться куда больше внимания.
Хамроев обратил внимание, что критика властей действительно публикуется, но это касается низовых чинов и вопиющих случаев на местах. Эксперт подчеркнул, что подобное делалось и при Исламе Каримове.

— Единственное, чему надо отдать должное — информационная политика властей стала более гибкой и изощренной, но суть ее осталась прежней — плотный контроль информационного пространства и формирование государством повестки дня. Сама эта ситуация на мой взгляд достаточно говорит об уровне плюрализма в Узбекистане, — считает собеседник.

Бахром Хамроев обратил внимание на негласный запрет на публикацию материалов касательно первого президента и его политики. Эксперт высказал предположение, что Мирзиеев хочет дистанцироваться от предшественника, при котором был активным участником тогдашних политических процессов.
«Очевидно, Мирзиеев хочет с одной стороны дистанцироваться от своего бывшего руководителя, и в то же время, будучи активнейшим участником его политики, опасается даже косвенного переноса критики на свою персону», — заявил эксперт.

Убедил Запад

Курс на либерализм в Узбекистане не остался незамеченным на Западе. Хотя Хамроев и подчеркнул, что стране еще далеко до демократии, но констатировал, что в западных СМИ отношение к республике изменилось, нынешняя власть практически не критикуется. Даже международные правозащитные организации почти перестали реагировать на Узбекистан, посчитав смягчением ситуации в республике.

— Кроме того, нельзя недооценивать и того факта, что Узбекистан продолжает традиционно успешно эксплуатировать „исламистскую“ карту. Искусственно создается картина существования масштабной исламской оппозиции, готовой в любой момент вернуть Среднюю Азию в средневековье. Несмотря на то, что вся реальная оппозиция была физически уничтожена еще в ранние годы президентства Каримова, эта легенда остается востребованной до сих пор, как для внутреннего, так и для внешнего потребления. В этой связи Запад предпочитает иметь дело со сколь угодно авторитарным режимом, но подавляющим мифических радикалов, — сказал в заключение эксперт.

От редакции добавим, что при Шавкате Мирзиееве стали выпускать политических заключенных. Его преобразования в политике и экономике способствовали тому, что Европейский банк реконструкции и развития возобновил партнерство с Ташкентом.

https://centralasia.news/6883-jekspert-bahrom-hamroev-uvidel-izmenenija-v-uzbekistane-no-ne-zametil-svobodu-slova.html