Домой Новости Туркменские власти усиливают меры безопасности накануне принятия поправок в Конституцию

Туркменские власти усиливают меры безопасности накануне принятия поправок в Конституцию

Правозащитный центр «Мемориал» опубликовал письмо одного из гражданских активистов.
В Туркменистане продолжает расти социальная напряжённость, власти опасаются, что она выльется на улицы. Гражданский активист из Ашхабада (не раскрываем имя по соображениям безопасности) написал в ПЦ «Мемориал» письмо. Он рассказывает о происходящем и делится своими тревожными прогнозами.

Власти усиливают давление на гражданских активистов и их семьи. Введён «антитеррористический план», разработанный перед Азиатскими играми 2017 года, — чтобы в случае волнений быстро нейтрализовать самых активных и «неблагонадёжных».

В спеццентре недалеко от Ашхабада интенсивно обучают ОМОН для разгона массовых акций.

Усилены меры по контролю над интернетом и телефонной связью.

В Ашхабаде введена система «умный город», следящая за людьми и машинами.

Туркменские спецслужбы пытаются воздействовать и на зарубежных активистов, прежде всего в Турции.

25 сентября в Туркменистане должны принять поправки в Конституции. Текст изменений гражданам до сих пор неизвестен.

Публикуем письмо с небольшими сокращениями

«Наши власти сейчас серьёзно обеспокоены возможностью массовых волнений или даже организованных уличных выступлений. Эта озабоченность связана с несколькими факторами. Среди них — активность туркменской эмиграции и «новой» оппозиции в Турции, США и других странах, накопившееся недовольство населения ситуацией с COVIDом, запретами на выезд из страны, безработицей и другими социальными проблемами. Власти опасаются и возможного влияния событий в Беларуси.

Фактически власти ввели в действие «антитеррористический план», разработанный перед Азиатскими играми 2017 года. Он предусматривает, помимо прочего, возможность быстрой нейтрализации активистов, диссидентов и потенциальных контактёров с зарубежными СМИ и посольствами. Напомню, в 2017 году были проведены учения, когда сотрудники спецслужб доходили «до дверей» тех, кого нужно было изолировать, изучали их дома и подходы к ним. Но тогда все действия силовиков были направлены на Ашхабад. Сейчас же, по некоторым данным, этот сценарий начали отрабатывать и в регионах.

В вашем пресс-релизе по делу Аллабердыева упоминалось, что в Ашхабад стягиваются полицейские силы. Как недавно выяснилось, уже больше месяца в специальном центре подразделения ОМОНа из регионов Туркменистана интенсивно обучают и готовят к разгону массовых уличных выступлений, как организованных, так и стихийных. Этот центр был построен в местечке Маныш (Калининский) к востоку от Ашхабада примерно в 2008-2010 годах при участии специалистов из Беларуси. С тех пор центр неоднократно расширялся и совершенствовался. Именно в нём наш президент стреляет из разных видов боевого оружия. Однако процесс подготовки сотрудников ОМОНа из регионов не исключает, что они останутся в Ашхабаде или поблизости до празднования дня независимости (27 сентября) или дольше.

Две недели назад в Туркменистане ввели новую систему контроля за интернетом и телефонной связью. Перестали работать многие VPN-сервисы, начались задерживать тех, кто устанавливал платные VPN-программы на компьютеры и телефоны. Задержаны несколько десятков человек, на первый раз штрафовали или арестовывали на 15 суток…

Бывших и действующих гражданских активистов начали вызывать на «профилактические беседы», расспрашивают, кто из их коллег чем занимается, есть ли у кого-то связь с заграницей и так далее. Предупреждают о строгих мерах ответственности за контакты с зарубежными активистами и за распространение информации о происходящем — как внутри страны, так и за отправку сообщений за границу.

В Ашхабаде введена система «умный город», точнее та её часть, которая направлена на слежение за людьми и автотранспортом, с системой распознавания лиц и номеров машин. Даже малый бизнес заставили установить видеокамеры внутри и снаружи магазинов…

С марта «чёрный список» увеличился примерно на пять с половиной тысяч человек. Около двух тысяч новых имён составляют государственные служащие и члены их семей, у многих из них изъяли заграничные паспорта. Три с половиной тысячи — это в первую очередь родственники эмигрантов. Туда попали и родственники тех, кто занимался публичной деятельностью, протестами, участвовал в демонстрациях, но также и тех, кто просто проявлял общественную активность, например, собирал в Турции пожертвования для попавших в тяжёлую ситуацию сограждан.

Спецслужбы работали и работают в Турции, а в самом Туркменистане интенсивно «проверяют» родственников и знакомых зарубежных активистов, оказывают на них давление.

Туркменистан неоднократно обращался к властям Турции с просьбой и требованиями пресечь всю общественную и политическую активность среди туркменских мигрантов, находящихся в этой стране и на Северном Кипре. Но турецкая сторона, как правило, игнорирует эти требования, возможно, не считает это серьёзной проблемой для себя и особо не препятствует этой деятельности, отказывает в выдаче активистов.

Исходя из этого, туркменские спецслужбы предполагают, что Турция в своих интересах хочет поставить под контроль туркменское протестное движение или даже уже напрямую финансирует и руководит политической активностью туркменской эмиграции. В представлении туркменских силовиков, такая активность невозможна без поддержки властей, а значит, власти Турции намерены использовать этот активизм против власти в Туркменистане, то есть вмешиваются во внутренние дела другого государства. Вследствие такого подхода наши спецслужбы рассматривают туркменских активистов в Турции не просто как «неблагонадежных» и «нелояльных», но и как действующих по указанию иностранных спецслужб.

Уверен, что в ближайшее время активистов продолжат задерживать…

Хочу напомнить, что Аллабердыев был задержан по схеме, использованной ещё в 2009 году во время провокации в отношении активиста-эколога Андрея Затоки. Очень боюсь, что власти на этом не остановятся! Они могут пойти и на более масштабную провокацию, которую попытаются использовать для оправдания дальнейших репрессий…

Сейчас, в преддверии принятия 25 сентября поправок к Конституции, предусматривающих структурную реорганизацию высших органов власти, в обществе циркулируют самые фантастические слухи о предлагаемых изменениях. Первоначальный проект был опубликован в феврале, но итоговый, утверждённый конституционной комиссией в августе, в котором якобы «были учтены замечания и пожелания народа», до сих пор неизвестен.

Многие опасаются, что полномочия Бердымухамедова будут ещё больше расширены. Сейчас по Ашхабаду ходят слухи, что «на Халк маслахаты (Народный совет), где будет приниматься конституция, делегаты встанут и будут требовать пожизненного правления президента Бердымухамедова»; что президентский титул «Аркадаг» получит официальный статус, его «закрепят в конституции или примут отдельный закон об этом»; что президент назначит сына Сердара главой одной из двух палат нового Национального Совета, который по должности сможет заменить главу государства в случае его болезни, родственники президента тоже получат официальный статус в верхней палате нового Национального Совета и др.

Эти слухи отражают опасения усиления президентской власти, что служит дополнительным фактором дестабилизации в ситуации, когда в Туркменистане быстро растет социальная напряженность и недовольство действиями властей».