ПОЛИТАЗИЯ

Бахром Хамроев о проблемах в Узбекистане

18.01.2021 г. Бахром Хамроев дал интервью редакции CentralAsia.news

Туристический сектор в Узбекистане с приходом к власти президента Шавката Мирзиёева стал одним из приоритетных направлений в развитии экономики. Вице-премьер Азиз Абдухакимов, который отвечает в стране за туризм, констатировал, что пандемия коронавируса нанесла серьёзный удар по этой сфере.

Замглавы кабмина отметил, что власти разработали комплекс мер для повышения числа туристов почти на 20 процентов в 2021 году. Однако на туризме негативно сказывается не только пандемия. Некоторые действия властей Узбекистана приводят к снижению туристической популярности этой республики. Такое мнение в беседе с редакцией CentralAsia.news высказал правозащитник, эксперт и оппозиционер Бахром Хамроев.

При СССР и Каримове

Узбекистан, безусловно, пока ещё является интереснейшим местом с точки зрения туризма, подчеркнул собеседник. И с одной стороны власти постоянно, начиная с советских времен, декларируют понимание этого факта и стремление к развитию туристической отрасли, но с другой — сам ход вещей в Узбекистане неуклонно снижает его туристическую привлекательность, констатировал Хамроев.

В советское время, по воспоминаниям эксперта, имела место неразвитость туристической и транспортной инфраструктуры в Узбекской ССР, поэтому граждане предпочитали отдыхать в более привычных местах, таких как Ялта и Сочи, или более близких к постоянным местам жительства санаториях и пансионатах. Иностранные туристы в условиях «железного занавеса» в Узбекистане вообще были редкими гостями.

Ситуация немного изменилась с обретением республикой независимости. Однако реального прорыва в развитии туристического сектора и наплава иностранцев не было.

— С развалом СССР и установлением режима Ислама Каримова Узбекистан стал более свободным для въезда, но туризм и отдых в этой стране стали делом малоприятным по причине нагнетания властями атмосферы «осажденной крепости». Неприятные эмоции для туристов начинались с аэропорта, где необходимо было декларировать всю наличность до копейки, предъявлять для проверки ноутбуки и телефоны, проходить глупые и подчас унизительные беседы с пограничниками о целях визита. Затем продолжались во время остановок на блокпостах на дорогах. От иностранцев требовали немедленной регистрации по месту пребывания, подвергали частым проверкам документов на улице. Действовали многочисленные ограничения на посещения или съемку тех или иных мест.

В целом, обстановка в республике не особо располагала к «душевному отдыху». Запуганные граждане с их постоянными опасениями провокаций от непонятных иностранцев или скрывающихся под их видом спецслужбистов не способствовали созданию ощущения безмятежности, необходимого для полноценного релакса. На этом фоне, констатировал Хамроев, расцветала коррупция со стороны многочисленных силовиков и чиновников, видевших в туристах объект наживы на фоне бесчисленных и бессмысленных правил и ограничений.

Мирзиёев пришел, проблемы остались

С приходом нового главы государства Шавката Мирзиёева ограничения с одной стороны, сократились: исчезли блокпосты на дорогах, меньше стали придираться по поводу съёмки. Однако, не исчезли допросы в аэропорту, обязанность регистрации по каждому месту пребывания и проверки документов, никуда не исчезли. Соответственно, остаётся в этой сфере и коррупция, и даже более того, со смягчением полицейского режима она стала более масштабной. Турист в Узбекистане постоянно рискует оказаться жертвой взяточников в погонах и без, констатировал Бахром Хамроев.

Собеседник редакции согласился с мнением Абдухакимова о серьёзных негативных последствиях для национальной туристической отрасли, к которым привела пандемия. Однако проблема с развитием туризма в Узбекистане упирается не только в коронавирус. Хамроев назвал ещё два серьёзных фактора, которые вредят туристическому сектору. И это не коррупция, которой едва ли кого-то можно удивить.

Он напомнил, что узбекское правительство планирует расширение сферы  паломнических услуг. Это касается, в первую очередь, древних центров мусульманской культуры, таких как Бухара и Самарканд. Собеседник считает, что  это действительно очень перспективное направление, способное привлечь массы туристов-мусульман, в том числе из стран Ближнего Востока.

— Но я с трудом представляю, как это намерение может быть эффективно реализовано в условиях, когда в реальности практикующие мусульмане в Узбекистане продолжают рассматриваться как неблагонадежные лица, а наличие мусульманской литературы (вплоть до Корана) и атрибутики является основанием для пристального интереса со стороны сотрудников правоохранительных органов, сопровождающегося унизительными допросами с пристрастием. К сожалению, сообщения об этих фактах никуда не делись и с установлением нового режима, — с сожалением отметил эксперт.

Хамроев обратил внимание и на снижение колоритности, экзотичности Узбекистана, что негативно отражается на туристической привлекательности страны. Собеседник констатировал, что сейчас наблюдается «вестернизация» республики. По его мнению, чиновники забывают о самобытности Узбекистана в погоне за «набиванием» карманов. Никто не разработал стратегию развития страны, что приводит к потере ее национального колорита.

— Узбекистан застраивается безликой архитектурой, подчас без всякого учета интересов туристического сектора, уничтожается старинная узбекская махалля, сносятся исторические здания, безжалостно вырубаются сады, в которых когда-то утопали узбекские города и деревни. Их место занимают дома-муравейники и торговые центры. Бухара, бывшая когда-то крупнейшим духовным центром, стала сейчас более светским городом, чем даже столичный Ташкент. От нее остался лишь старинный фасад с евроремонтом, и то лишь в центре. То же, впрочем, касается и других городов.

18 янв 2021, 09:30