ПОЛИТАЗИЯ

Неудавшаяся вербовка. История гражданского активиста из Центральной Азии (часть 2)

Служба национальной безопасности Узбекистана пыталась сделать из Жумасапара Дадебаева агента для работы в других странах (ранее часть 1)

В 2016 году – ещё до того, как он занялся общественной деятельностью – Служба национальной безопасности Узбекистана пыталась завербовать его в качестве агента для работы за рубежом. В напряжённой обстановке, возникшей в связи с болезнью и смертью президента Ислама Каримова, ему удалось освободиться от контроля спецслужб и бежать в Турцию.
Руководитель Центрально-Азиатской программы Виталий Пономарев встретился с Жумасапаром в Стамбуле в июне 2021 года, и они разговаривали несколько часов. Разумеется, не все детали событий 2016 года активист помнил одинаково чётко и не всё, о чём говорили «агенту» сотрудники СНБ, можно считать достоверным. Но их слова и действия ярко характеризуют как преступные методы работы спецслужб эпохи Каримова, так и настроения, существующие в этой закрытой от обычных граждан среде.
В январе 2022 года через несколько дней после того, как был согласован текст публикации с изложением начала истории Дадебаева, активист был похищен и, как предполагают, незаконно вывезен в Узбекистан.

«Подарок» со взрывчаткой
После того как Дадебаева освободили и вернули ему паспорт, около трёх недель он оставался дома.
«Я тогда наивный был, — вспоминает активист. – Думал, попытаюсь улететь, может, получится. 15 августа приехал в аэропорт Нукуса. Но моё имя было в базе пограничников, не пропустили на московский рейс. Потом подбегает сотрудник: «Кто Жумасапар? Тебе звонят». Звонил Бахром Палванназарович. Ругает: «Ты что, нас хотел обмануть? Ты же туркмен, не каракалпак. Завтра давай приезжай по-хорошему в Ташкент. Ты подписку дал». Я вынужден был подчиниться. На следующий день сел в поезд, приехал 17-го. Вышел из вокзала, звоню Бахрому. Он говорит: «Пока погуляй». Потом приехал и забрал меня. В районе Кашгар (вероятно, имеется в виду жилой массив в Юнусабадском районе Ташкента) у СНБ есть однокомнатная квартира на третьем этаже. Там меня поселили».
Прежде чем началась подготовка «секретного агента», между Бахромом и Дадебаевым состоялся длинный и малоприятный разговор наедине. Активист вновь попытался отказаться от сотрудничества с СНБ, но безуспешно.
«Бахром вначале спросил: «Ты что, хотел нас обмануть? Мы ведь с тобой хорошее, важное дело делаем». Потом спросил: что я узнал про движение «Алга Каракалпакстан»? Я ответил ему, что каракалпаки хотят отделиться, организовать бунт и захватить власть. Есть разговоры, что 2000 каракалпаков за одну ночь войдут из Казахстана… Бахром начал ругать их, ещё сказал: «Хорошо, что Назарбаев жив. Если в 2020 или в 2023 году он умрёт, на место президента в Казахстане может прийти националист, который поднимет эту тему. Сейчас с казахскими спецслужбами у нас хорошие отношения. Вся информация у нас есть, не переживай. Муса Ерназаров (руководитель Республики Каракалпакстан, скончался 31 июля 2020 года) – наш человек. Но если каракалпаки всё же поднимутся, заберём тебя в Ташкент».
Потом зашла речь обо мне. Бахром Палванназарович говорит: «Ты работаешь на нас. Я насчёт тебя доложил Рустаму Иноятову (глава СНБ Узбекистана), президент тоже в курсе, только мы четверо про это знаем». Не знаю, правда ли это. Я тогда удивился, подумал: о чём речь? Он объясняет: «Ты, когда хиджама (медицинское кровопускание) в Москве делаешь, заходишь с сумкой в дома «ваххабитов» или националистов наших, передадим «подарок» и ты им подложишь куда-нибудь. Ни у кого подозрений не будет. А потом мы их задержим через ФСБ». Я думал, он шутит, спрашиваю: «А что за подарок?» Он: «Это не шутка. «Подарок» со взрывчаткой получишь. С этими ваххабитами мы так боремся, и в Москве тоже». Я попытался отказаться, говорю: «Брат, это грех. И ФСБ меня за такое схватить может». Он рассвирепел, стал нервным, кричит: «Ты же согласился работать?! Если сейчас откажешься, я тебя уничтожу. Пойдёшь по 159-ой (статья Уголовного кодекса Узбекистана, предусматривающая ответственность за посягательство на конституционный строй). Вот смотри, что с тобой будет». Показал мне видео в телефоне: люди в масках жестоко мучают девушку, она по-узбекски кричит, просит помощи у Аллаха. Ещё показывает, как какой-то узбек мальчика насилует, тот зовёт: «Помогите»… Ещё мёртвые тела с выбитыми зубами. Я после этих видео нервным стал. Человек, когда такое посмотрит, с ума сходит. До сих пор иногда во сне вижу, спать потом не могу.
Бахром пугал меня: «Смотри, таким будешь. Никто тебе не поможет». Потом начал успокаивать: «Насчёт ФСБ не бойся. Мы с ними давно сотрудничаем. Слышал про Обидхона Назарова в Швеции? (известный узбекский религиозный деятель, впавший в кому после покушения в феврале 2012 года) Он – террорист, хочет со своими людьми переворот в Узбекистане совершить. Давно их надо экстрадировать, но основания нужны серьёзные. Если ФСБ тебя поймает, скажи им, что Обидхон дал фетву убивать русских кафиров за умерших детей в Сирии. А потом мы тебе поможем». Когда я попытался возразить, он снова сильно разозлился, кричит: «Ты, что ли, поддерживаешь ваххабитов?» Вспомнил и про события в нашем селе: «Ты ведь призывал односельчан «разобраться» с СНБ? За эти призывы тоже ответишь».
В общем, вижу, он меня не оставит в покое. Перед этим Бахром Палванназарович упомянул — может быть, чтобы мой дух поднять — что будто бы Иноятов может прийти на встречу со мной. Я говорю: «Хорошо, буду с вами работать, но пусть Иноятов лично со мной встретится». Честно говоря, в таком состоянии был, что хотел напасть на Иноятова. Бахром обрадовался, говорит: «Вот, ты наконец стал нормальным». В это время ему звонят, он мне: «Тише, тише», показывает жестами, что начальник. Встал, вытянулся, отчество собеседника упомянул «Расулович», потом: «всё нормально, как договаривались, этот туркмен – мужик, оказывается». Когда телефонный разговор закончился, предупредил меня: «Насчёт задания – никому ни слова. Это секретное дело. О нём в курсе только четверо. Сейчас наш сотрудник Иззат приедет, ему скажешь, что тебя отправят в Турцию».

Контуры операции и политические установки
На следующий день началась подготовка Дадебаева. С будущим секретным агентом работали трое сотрудников СНБ Узбекистана: Бахром Палванназарович, Иззат и Тимур. Один раз для бесед на религиозные темы пригласили сотрудника Ташкентского исламского университета.
По словам Дадебаева, Бахром Палванназарович был старшим по званию и возрасту, он же непосредственно руководил планированием операции, но был сильно занят по службе и приезжал обычно лишь на час-два. Из разговоров с ним более точно вырисовывались политические установки и фигурант намеченной в Москве первой «акции».
«Он несколько раз говорил про Бахрома Хамроева (член Правозащитного Центра «Мемориал»). Называл его «террорист-таджик» (слово «таджик» употребляется здесь в уничижительном смысле). Объяснял: «Когда в Москве мы наших террористов ловим, он помогает им с адвокатом, вытаскивает. Он — наш враг. Бахром связан с одной конторой, они защищают террористов и экстремистов, их поддерживает Европа и Америка». Я тогда не знал о «Мемориале», думаю, он имел в виду вашу организацию. Говорит: «ФСБ Бахрому — тоже не друзья. Несколько раз хотели его наказать, но он каждый раз с удочки срывался… Когда у Фазыла ты с ними плов будешь кушать, или в его машине поедешь, или домой Бахром пригласит, заранее нам позвони, мы тебе передадим что нужно. Подбрось ему – и тогда с ним всё».
Но главная задача – это дискредитация на международном уровне группы Обидхона Назарова, якобы готовившей переворот в Узбекистане, попытка доказать её связь с терроризмом. В случае успеха Дадебаеву обещали деньги, дом, машину и другие блага. «Если в России тебя поймают, засекут на видеокамеру, ты скажешь, что Обидхон Назаров приказал вести джихад против неверных. Потом мы тебя экстрадируем, полгода-год будешь жить в укромном месте, затем напишешь на имя президента прошение о помиловании и с нашей помощью выйдешь. Дальше — живи комфортно…» Дадебаев отмечает, что эти слова Бахрома противоречили высказываниям другого сотрудника СНБ — Иззата, осуществлявшего его подготовку в Ташкенте: «Иззат говорил, что, если меня поймают на взрывчатке, ФСБ в Узбекистан не выдаст, не сможем помочь».
По словам Дадебаева, Бахром Палванназарович пару раз упоминал, что сын Назарова «в наших руках, здесь как собаку держат…» (один из сыновей Обидхона Назарова исчез в Узбекистане в 2004 году). «Однажды сказал про Абдували-кори — «тоже гниет». По разному можно понять» (имам андижанской мечети «Джами» Абдували Мирзаев исчез в аэропорту Ташкента в августе 1995 года, предположительно похищен узбекскими спецслужбами).
«Однажды я спросил Бахрома: кто более опасный враг Узбекистана — националисты, Мухаммад Солих (руководитель партии «Эрк», с 1993 г. в эмиграции) или Обид-кори? Он говорит: «Националисты для нас — не проблема. Мухаммад Солих – сегодня тоже не особая проблема. Если было бы нужно, мы бы его убрали. Самый опасный – это Обид-кори, «ваххабиты», у них много жамоатов (сообществ). В мечетях «Тухтабой», «Илон-ота» у них группы, которые против государства в Узбекистане…».
На одной из встреч зашёл разговор об убийце российского оппозиционного политика Бориса Немцова: «Ты — Дадебаев или Дадаев? – полушутя спросил Бахром. — У меня знакомый есть — Дадаев, в российского оппозиционера стрелял» (Заур Дадаев – бывший офицер внутренних войск в Чечне, в 2017 году был признан виновным в заказном убийстве Бориса Немцова). Дословно не помню всего сказанного, — говорит Дадебаев, — но, как я понял, есть какая-то связь Дадаева с киллером, стрелявшим в Абдулло Бухорий в Стамбуле».
В Ташкенте Бахром вновь резко критиковал Эрдогана за поддержку запрещённой в России ИГИЛ, «чтобы они убивали курдов». По его словам, в Турции «террористам открыли все дороги», сын Эрдогана участвует в операциях с продажей нефти с территории, контролируемой боевиками, даже динары (денежная единица) «исламского государства» изготавливают в Турции (реально динар не был введён в обращение и продавался в основном западным коллекционерам, изготовители были задержаны в Газиантепе турецкой полицией). «Все наши террористы любят Эрдогана, — заявлял Бахром, — но не знают его второго лица. Он использует их в своих целях. Через пять-шесть лет, когда в Карабахе будет война, этих террористов туда отправят». «Я тогда не верил ему», — вспоминает Дадебаев.
Говоря о проблеме «каракалпакского сепаратизма», Бахром назвал имена нескольких человек, которые, по его мнению, представляли потенциальную опасность из-за своей популярности у населения. Помимо основателя оппозиционного движения «Алга Каракалпакстан», в списке фигурировали известный кикбоксер и эстрадный певец.
Бахром убеждал собеседника во всесилии узбекских спецслужб: «У нас руки длинные, поймаем где угодно, насчёт андижанских и ошских событий мы много чего делали». Время от времени упоминал об убийствах, пытках и изнасилованиях задержанных в Узбекистане мусульман, отказавшихся признать вину, и их родственников. Перечислял «ваххабитов», «акрамистов», сторонников «Хизб ут-Тахрир» (запрещённая в России международная исламская организация). Дадебаев думал, что это лишь попытка запугивания. Однако сотрудник СНБ Тимур, участвовавший в подготовке агента, однажды предупредил: «Не пытайся убежать, не играй с Бахромом. Он — очень влиятельный и нервный. В интересах государства много что делал. Приказывал насиловать и другое. Ему многое разрешено». «После этих слов Тимура, — говорит Дадебаев, — я поверил. Такой, оказывается, это шайтан».
(Продолжение следует)
Виталий Пономарев

21 июля 2014 г. Министерство юстиции РФ включило Межрегиональную общественную организацию Правозащитный Центр «Мемориал» в «реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».
Данное решение ПЦ «Мемориал» обжалует в Европейском Суде по правам человека.